Школа

Из истории нашей школы

 История Кишиневской школы №34 начинается с октября 1945 года. В это время начались занятия в только что открытой, тогда еще начальной школе №34. Здание школы располагалось на углу Колодезной и Мещанской (в наши школьные годы Александри-Мичурина), сегодня обе улицы опять переименованы. Тем не менее, многие помнят сохранившееся здание, которое было многократно реставрировано, и в последние годы отдано под столовую Совмина.

             

 10 октября 1945 года в этом здании новой школы начались занятия. Преподавали в школе всего 3 учителя.

В 1946 году школа становится семилетней. Первый выпуск семиклассников в 1947 году состоял из 13 человек.

Свои воспоминания о школьном здании на Колодезной выпускница 34 школы 1956 года Люда  Эйсмонт выразила в стихах:

По этой улице знакомой…

По этой улице знакомой
Не проходила я давно.
Вот дом, когда-то бывший школой,
Из класса нашего окно.

А рядом – здания чужие
И стала улица широкой, –
Снесли дома, в которых жили
Подруги той поры далекой.

Как тихо здесь, людей не видно,
Как будто жизни нет вокруг.
Сам воздух кажется пустынным,
Лишь сердца слышу частый стук.

Картины в памяти всплывают:
Шумит и скачет детвора,
Звонок пронзительно взывает,
Под партой – с куклою игра.

Вот на крыльце для фотоснимка,
Когда окончен первый класс:
Шнурок потерян от ботинка,
Смешно косичка расплелась.

Полвека более минуло,
Событий сколько уж прошло!
Но в том же небе солнце проглянуло –
К делам насущным призвало.

Людмила Тома. / в школе — Эйсмонт/

 

В 1951 году школа была реорганизована в среднюю и переехала в новое здание, которое нам всем хорошо знакомо.

Первый выпуск учащихся 10 классов состоялся в 1954 году. 20 июня 1954 года директор школы Малеев Иван Степанович вручил аттестаты зрелости первым выпускникам СШ №34. Их было 56 человек.

29 сентября 1954 года школе было присвоено имя Николая Островского. С 1979 года школа становится базовой школой для обучения слушателей ФПК Кишиневского педагогического института имени И.Крянгэ и института усовершенствования квалификации учителей.

В 1992 году школа стала лицеем–гимназией №11, а в 1999 году лицею было присвоено имя Антиоха Кантемира.

Первым директором школы №34 была Мария Сергеевна Булярская.  Мне повезло в том плане, что я хорошо знаком с ее внуком Сергеем Викторовичем Булярским, с которым мы проработали более 20 лет на кафедре физики Кишиневского политехнического института. Сергей Викторович – известный ученый, доктор физ-мат наук, профессор Ульяновского университета.

Вот, что он вспоминает о Марии Сергеевне:

«Мария Вишневская, в замужестве Булярская, родилась 15 марта 1900 г. в г. Одесса. Ее отец Сергей Вишневский был дворянского происхождения, вел свободный образ жизни, часто проводил время за границей. Он умер не за долго до революции. Маруся жила со своей матерью. В детстве, до 15 лет, она воспитывалась в пансионате для благородных девиц, где получила весьма приличное образование. Свободно владела французским, немецким языками, и до конца жизни с удовольствием читала книги на этих языках. Хорошее образование определило выбор профессии – учитель.

После революции 1917 г. средства к жизни были утеряны. Мария Сергеевна вышла замуж за телеграфиста Ивана Булярского, который практически сразу после рождения сына Виктора в 1919 г. уехал к родственникам в Польшу и к семье не вернулся.

Молодая женщина с маленьким ребенком на руках и матерью бежала из голодной, разрываемой гражданской войной Одессы. Она вынуждена была скитаться по деревням и селам Бессарабии и югу Украины, где давала частные уроки, а затем стала учительницей в школе. Там она познакомилась с Голубовым Дмитрием Григорьевичем с которым прожила до конца жизни.

В конце 30-годов она поступила на заочное отделение Тираспольского педагогического института, который закончила непосредственно перед войной. К этому времени она была членом КПСС. С началом войны в 1941 г. эвакуировалась с семьей в г. Пятигорск. В 1945 г. вернулась в г. Тирасполь и была направлена партийными органами в г. Кишинев для организации образования  в Молдавии. В 1951 г. уехала в с. Суклея Тираспольского района, где стала завучем Суклейской средней русской школы. Она говорила, что переезд был связан с моим слабым здоровьем и плохими условиями, в которых мы проживали. Жили мы в подвале 34 школы г. Кишинева, которую она организовала и была первым директором.

В с. Суклея она продолжала активно заниматься общественной работой и преподавательской деятельностью. Была на руководящей работе в партийной организации, избиралась депутатом сельского совета, награждена орденами СССР: «Знак почета», «Трудового красного знамени», тремя медалями, в том числе «За доблестный труд», нагрудным знаком «Отличник народного образования МССР». Умерла Мария Сергеевна в 1979 году. Похоронена в с. Суклея, рядом со своим мужем».

Первый директор 34-ой школы Мария Сергеевна Булярская

Вторая внучка Марии Сергеевны, Людмила Алексеевна Антониу – отличник просвещения СССР, по-прежнему проживает в Кишиневе. Мне удалось с ней встретиться, и она рассказала, что их семья переехала в Кишинев в послевоенный 1945 год. Жили в полуподвальном помещении, а на первом этаже открыли 34 школу, директором которой и назначили Марию Сергеевну. Люда пошла в первый класс этой школы в 1946 году. Классов было всего несколько с первого по четвертый. Учеников было немного, в их классе было около 20 человек, но и для них места не хватало: за каждой партой сидели по три-четыре человека. Недоставало учебников, не было тетрадей, наглядных пособий. К тому же еще страшный голод 1946-47 гг. Учителя пытались помочь детям, распределяя американскую помощь в виде одежды и продуктов. И все-таки, каждый из тех, кто работал здесь, был уверен, что настанет время, когда город залечит военные раны и в школе появится все необходимое для воспитания и обучения подрастающего поколения.

В 1951 году 34 школа отметила новоселье, и переехала в  2-х этажное здание с большими коридорами и светлыми комнатами по улице Острожской (Островского, Лэпушняну) 2, что находится на углу с Киевской (31 августа). Это здание мы помним все, так как пришли сюда в 1953 году, но не все знают его историю, а она очень интересна. В Кишиневском национальном архиве мне удалось разыскать много любопытных материалов, связанных с этим зданием. В следующем 2012 году мы будем отмечать 110-летие этого хорошо сохранившегося здания, которое было построено в 1902 году по проекту архитектора Цыганко. Вот, как оно выглядело на почтовой открытке сто лет тому назад.

 

В этом здании в первой половине 20-го века располагался  Детский приют Бальша.

(Егор Бальш, происходивший из албанского рода, внес огромный вклад в дело образования бессарабского дворянства. Он учредил в 1845 г. в Кишинёве детский приют на сто мальчиков – первое в Бессарабии частное благотворительное заведение. К инициативе Бальша одобрительно отнеслись при царском дворе, ему был пожалован орден св. Анны III ст.)

 

В 1911 году к зданию приюта была пристроена церковь, которой не было на предыдущем снимке.

Вместе с пристройками, предназначенными для кулинарной школы, прачечной, больницы – приют стал профессиональной школой, где дети проходили положенный по программе курс обучения и учились разным ремеслам. Достигнув 16 лет, воспитанники возвращались к родителям или родственникам. Наиболее способных определяли в местные училища или гимназию.

Со временем это здание стало достопримечательностью Кишинева. Его, как образцовое здание, демонстрировали знатным гостям города. Несмотря на все внешние и внутренние переустройства, приют продолжал носить имя человека, на чьи средства был создан.

Во времена, когда Бессарабия была присоединена к Румынии,  в этом здании находилась школа. Вот архивный документ, подтверждающий это.

В разные послевоенные годы здесь располагались:

Кишиневский Педагогический институт — с 1944 по 1951 годы. Здесь, в здании нашей школы учился на заочном отделении будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС  К.У. Черненко. В архиве даже удалось найти выписку из его зачетной ведомости, чтобы развеять всякие сомнения

Елизавета Васильевна Кирилюк подтверждает этот факт. Будучи студенткой госуниверситета, она частенько заходила в пединститут на танцы, но со студентом-заочником К.У. Черненко встретиться и познакомиться ей не удалось.

Театр «Ликурич» — конец 70-х, начало 80-х годов. Занимал 1-й этаж левой части здания, выходящей на Киевскую улицу и весь 2-й этаж этой части.
Вечерняя школа номер 4 — конец 70-х, начало 80-х годов. Занимала часть здания, выходящую на Островского. Вход был со двора (с торца здания).

Районо — в годы независимости. В это время от вестибюля на первом этаже отгородили примерно 1/3, оставили школе только одну колонну и замуровали нашу знаменитую лестницу. В отгороженной части построили несколько комнат, которые сдаются в аренду, в частности российскому посольству для оформления загранпаспортов.

С 1951 года в этом здании находилась Школа №34 им.Николая Островского. В разные годы школа делила здание с другими организациями. Иногда у школы оставался только 1-й этаж правой части здания, выходящей на Киевскую улицу и весь подвал. С 1952 по 1958 год всё здание принадлежало школе, на первом этаже были начальные классы, а на втором этаже старшие классы. Между лестничными проёмами на стене висел огромный портрет Сталина во весь рост. Этот портрет  нарисовал учитель труда и ветеран войны Кутняк. На колоннах в вестибюле висели Доски почета. На втором этаже школы был актовый зал, где проходили выпускные экзамены. Там же проводились выпускные вечера. Актовый зал располагался прямо над вестибюлем.

Сейчас холл выглядит так:

В 1972 году к зданию была сделана современная пристройка, и в 1992 году школу переименовали в лицей им. Антиоха Кантемира. В настоящее время Лицей владеет полностью всем зданием, а там, где была наша школа, сейчас  расположена начальная школа.

Во дворе нашей школы было ещё одно здание — здание спортивной школы СДРШ — Спортивная детская Республиканская школа. Позже её переименовали в РДЮСШОР — Республиканская детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва.

 Вот, что осталось от нее к 1 сентября 2011 года.

В школьном дворе в наше время располагалась баскетбольная и волейбольная площадки. Вдоль площадок была высажена аллея тополей, и на этой аллее мы сдавали нормы ГТО по бегу на 60 и 100 метров. За этой аллеей тополей  в конце был опытный участок, где что- то сажали и даже выращивали.

Продолжение истории школы читайте в газетных вырезках и в наших воспоминаниях, которые приводятся ниже

Михаил Назаров

 

«Молодежь Молдавии», 25 Октября 1963 г.

КОМСОМОЛИЯ  МОЕЙ  ШКОЛЫ

Да, это моя школа, средняя русская №34 имени Николая Островского, которую я заканчивал семь лет назад. Человек может очень многое забыть, но он никогда не забудет здания, где он учился, своих любимых учителей, собрания, на котором его принимали в комсомол, выпускного вечера.

Каждый раз, когда я прохожу мимо этого здания, в душе рождается какое-то доброе, теплое чувство. С улыбкой гляжу на малышей, облепивших огромный кусок железа, на двух школьниц, продолжающих спор, и сам не замечаю, как оказываюсь в вестибюле.

К моим визитам привыкли, расспрашивают о работе, жизни, делятся успехами и достижениями. И  особенно много рассказывают о делах комсомолии, о комсомольской романтике. Мне называют интересную цифру. Год назад в школе было 115 комсомольцев, сейчас их 211, а когда я заканчивал десятый класс, нас было немногим более 30, почти столько же, сколько сейчас комсомольцев в одном классе.

Часто приходится слышать фразу: у нас скучно, и мне захотелось подробней узнать о романтике школьных комсомольских будней, о том, что скрывается за большим ростом комсомольской организации.

Традиции и героика

Сегодня в школе вечер, посвященный Н. Островскому. По традиции он проходит каждый год в сентябре, и каждый год по-особенному. Отвечает за проведение вечера 11-б. Пока собираются ребята, директор школы Тамара Алексеевна Подгайная рассказывает о подготовке к нему.

Мое внимание привлек стенд, подготовленный десятиклассниками: «Есть книги, которые не умирают, есть люди, которые со своей смертью не уходят, а умножаются в новом поколении. Такой Николай Островский». Слова Грибачева. В центре стенда – портрет героя-писателя, выполненный с большим мастерством и любовью ученицей 11-б Людмилой Большаковой. Ниже – фотографии о жизни Островского – дар Шепетовского музея в ответ на переписку, завязанную комсомольцами. О писателе, имя которого носит школа, знают все. О Павке Корчагине вам расскажет подробно любой ученик третьего класса, а о жизни Николая Островского – любой комсомолец. День рождения писателя в школе отмечают лучшей учебой и дисциплиной (получить двойку в эти дни считается неслыханным позором), сбором металлолома, выпуском классных и общешкольных газет и, наконец, большим торжественным вечером.

Вечер начался необычно, не с доклада, а с инсценировок эпизодов из жизни Николая Островского. И героев его книг, очень удачно подобранных и музыкально оформленных.

Зал с огромным вниманием слушает одиннадцатиклассника Николая Дербунова. И уже кажется, что не просто Колька, а сам Иван Жарков рассказывает о себе. И вдруг зал замер. Выступает Валерий Руденко. В душу каждого проникают взволнованные слова: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему только один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы..». Мне кажется, что именно здесь и начинается воспитание людей будущего, умение жить по-настоящему. Здесь, на ярких примерах жизни героев Островского, дается отпор нытикам и маловерам. Многие школы носят имена великих людей, но многие ли могут похвалиться таким знанием их жизни, как в 34 школе! А ведь это – одно из сильных средств воспитания, одно из действенных средств изучения морального кодекса строителя коммунизма.

Вечер заканчивается так же неожиданно, как и начался. Все выступающие хором обращаются к залу: «Слушай, товарищ комсомолец, друг, мой соученик, наша школа носит имя этого человека, будь достоин его!»

Вечера памяти Островского стали традицией. Традиционно-торжественными стали и дни приема в комсомол, обязательно на общешкольном вечере с какой-нибудь героической тематикой. Вадик Мазо сейчас секретарь комитета комсомола. Год назад его принимали в комсомол. Сначала лектор тов. Кошев рассказал о делах комсомола Молдавии в годы Великой Отечественной войны. А когда кончилась лекция и многочисленные вопросы, и ребята сидели молчаливо-задумчивые под впечатлением услышанного, начался прием в комсомол.

Этот день, конечно, очень трудно забыть, не забудет его и Вадим Мазо и остальные 15 человек, которых принимали в ряды ВЛКСМ. Впрочем, не забудет его и Изя Лейдекер. Ребята припомнили ему и слабую учебу, и стремление всегда казаться комиком. Это было очень обидно на таком торжественном вечере. Изя расплакался. Обидно, но зато очень полезно и для него, и для других. Комсомол – не проходной двор, и принимать в него надо достойных.

И все-таки Вадик Мазо считает, что прием в комсомол может быть еще торжественней и ярче. Так считает и Миша Назаров, бывший секретарь комитета, который много сделал для улучшения комсомольской работы в школе.

Мы принимаем в комсомол по 11-16 человек сразу. Можно было бы пригласить товарищей из бюро райкома и здесь же, в торжественной обстановке, вручать ребятам комсомольские билеты. Может быть, лучшим подарить в этот день книги с надписью: «В день вступления в комсомол»

Традиций много – хороших и нужных. Ежегодно в день рождения Владимира Ильича Ленина бывает праздник «За честь школы». Он обязательно проводится на одном из подшефных предприятий.

Традиции и в спорте. Так уж повелось, что первое место по баскетболу должно быть за 34 школой. Нина Раду, Людмила Жиликовская, Таня Потекало, Ольга Мищенко, Света Меличенко считаются лучшими баскетболистками в республике. Третий год подряд второе место по городу занимают ребята по шахматам. И по странной случайности лучшие шахматисты – члены комитета комсомола, возглавляемые перворазрядником Мишей Назаровым.

Традиции в художественной самодеятельности. Танцевальный ансамбль школы не раз премировался поездкой в Крым, Москву, Ленинград. И часто бывшие танцоры школы принимают участие в работе Дома Молодежи, в художественной самодеятельности вузов и предприятий. Члены танцевального ансамбля Бидан, Талал, Загороднюк, Малькова, Тележенко, Кудрявцев, Пристав занесены в альбом истории школы. Этих альбомов уже шесть. Сотни фотографий, и каждая – интересный рассказ о делах и романтике комсомольских будней.

Традиции в шефской работе, в отдыхе, в помощи младшим классам. Но есть и новые, о которых хочется рассказать отдельно, традиции, выдвинутые самой жизнью.

 Корчагинские классы

 Борьба за корчагинские классы началась в школе не так давно. Но это начинание уже полностью оправдало себя. Чтобы завоевать столь почетное звание, надо провести очень большую работу. Поэтому комсомольцы класса следят за успеваемостью и посещаемостью учеников, за чистотой классных комнат, за своевременным ремонтом мебели, за производственным обучением, за отдыхом и досугом школьников.

Ефим Поляк, ученик 9-г, рассказал о работе комсомольцев в прошлом голу.

— Класс был очень недружный, мы повели борьбу против двоек, прекратили списывание. К экзаменам за восьмой класс готовились все вместе, группами, причем в группу включались как плохие, так и хорошие ученики. Со мной занимались Ваня Данилюк, Света Данильченко и Мирон Лешко. Мы даже удивились когда Витя Назаров и Мирон Лешко очень хорошо сдали экзамены. Двоек в классе уже не было. Комсомольская организация настолько окрепла, что успешно влияет на нерадивых. Был в классе Борис Берман. На него ничего не действовало. Тогда по инициативе комсомольцев ему объявили бойкот. И помогло, даже довольно быстро. Горе было тому ученику, кто портил школьную мебель. Очень много комсомольцам помогала в работе Галина Александровна Кассилова. Большая заслуга в том, что классу присвоили звание «корчагинского», принадлежит ей.

А в бывшем 10-б комсомольцы даже провели родительское собрание по инициативе Нади Бойко. Ученики сами докладывали, об успеваемости, дисциплине, производственном обучении.

Но, пожалуй, самой интересной была работа в бывшем 9-в. Ребята здесь проводили тематические вечера, диспуты, культпоходы в кино, театр, туристические прогулки. В этом классе была стопроцентная успеваемость и впервые в школе организовали клуб веселых и находчивых.  Коля Волченков рассказывает, как проходила первая встреча клуба.

— Ребята разбились на две группы. Одну из них возглавлял я, другую – Сережа Борщ. Болельщики собрались из всех старших классов, пришли многие учителя. Вопросы были самые разнообразные по всем предметам школьной программы, из области музыки и живописи. Очень интересно прошла эта встреча. Ребята хотят такие встречи проводить и дальше.

Какой класс станет «корчагинским»? Это звание присваивают лучшим, где даже тройку считают плохой оценкой, а интересных дел больше, чем у всех. Борьба за «корчагинские классы» равносильна борьбе за «коммунистический труд» в народном хозяйстве. Звание присваивается на празднике «За честь школы» А потом лучший класс снимается у развернутого школьного знамени и заносится в историю школы, ему вручается почетный вымпел. В прошлом году это звание присвоили 8-б и 11 классу.

 Романтика есть всюду

 Миша Назаров рассказывает о проделанной за год работе.

— Интересных дел было очень много. Но мне хочется выделить два из них: вечер лирики и эстрадной музыки и диспут по статье в «Комсомольской правде» «Хмурое утро ее жизни»

Инициатором вечера эстрады и лирики был прошлогодний 10-а класс. Ребята проделали очень большую подготовительную работу, пригласили лучших учеников и участников художественной самодеятельности 37-й, 2-й, 3-й и других школ Кишинева  и дали большой совместный концерт. Вечер всем понравился, такие вечера решили проводить и в будущем. Важно и другое – после этого очень многие стали серьезно увлекаться  стихами и музыкой, более вдумчиво изучать и познавать богатый мир искусства.

Но особенно сильное впечатление на всех произвел диспут по статье «Хмурое утро ее жизни». Выступающих было очень много. И все выступления были вдумчивые, с примерами из школьной жизни. Таня Пономаренко, Галя Матковская, Сергей Борщ говорили о причинах, которые ведут отдельных школьников на неправильный путь. Досталось основательно и Валерию Рахно, который мог убежать из дома, похулиганить на уроках, плохо занимался. Реакция была самой неожиданной. После диспута Валерий зашел в кабинет директора школы.

— Зачем вы так обо мне, ведь я не плохой.

Теперь никто не сможет сказать о Валерии Рахно плохого слова.

Вот еще одна сторона комсомольского воздействия, правильной постановки комсомольской работы.

Комсомольских дел много. Можно было бы подробно рассказать о шефстве над пионерами, об интересных диспутах на антирелигиозные темы, о любви и дружбе, о счастье человека, о производственной практике и дружбе с производственниками, о летних путешествиях по стране, о содержательных политбеседах, проводимых самими комсомольцами. И всюду чувствуется боевой комсомольский задор и интересная романтика комсомольских дел. Мне хочется рассказать еще об одном начинании комсомола школы.

 «Малая Третьяковка»

  При входе в школу поражает обилие репродукций с картин русских и советских живописцев.

«Малая Третьяковка» — так ласково отзываются о них школьники. Можно было бы не писать о ней, такое новшество есть почти в каждой школе, если бы не одно «но». Картинная галерея образовалась три года назад под впечатлением поездки ребят на экскурсию в Москву и Ленинград. Деньги на поездку сэкономили на ремонте школы, так как производили его своими силами. Большую работу в организации галереи провела преподаватель русского языка, завуч школы Елена Парфентьевна Трачевская.  Теперь в десятом классе есть «опытные» экскурсоводы, проводящие лекции по жизни и творчеству того или иного художника. И очень часто от разных классов поступают заявки с просьбой провести экскурсию по школьной галерее. Оля Шехованова и Галя Матковская – хорошие экскурсоводы. Гена Вайншток с любовью и интересом рассказывает о Репине. Галя Чарова – о Васнецове, а любимым художником Миши Назарова является Айвазовский.

Вот она, романтика комсомольской работы в школе. Комсомольские будни должны быть интересными.

Леонид Дебнер,

инженер  

«Молодежь Молдавии», 25 Октября 1963 г.

1960-Gramota-04

Вот таким дипломом наградили наш класс в 1960 году

СПУСТЯ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ

«Вечерний Кишинев», 11.10.1975

 

Сегодня в школе №34 – двойной праздник. В канун дня рождения республики отмечается и ее юбилей. Ровно 30 лет назад, в октябре сорок пятого, начались занятия в только что открытой, тогда еще начальной школе №34.

Учеников было немного, но и для них места не хватало: за каждой партой сидели по три-четыре человека. Недоставало учебников, не было тетрадей, наглядных пособий. И все-таки, каждый из тех, кто работал здесь, был уверен, что настанет время, когда город залечит военные раны и в школе появится все необходимое для воспитания и обучения подрастающего поколения.

Так думала и Мария Сергеевна Булярская – первый директор школы, и Анна Николаевна Девицкая – первая учительница начальных классов, и заслуженная учительница Елена Парфентьевна Трачевская. Сегодня они на пенсии, но в школе помнят о них и ждут их на этот праздник.

Педагогический коллектив пополняли бывшие фронтовики. Вернулись с войны Всеволод Иванович Кульчицкий, Тамара Алексеевна Подгайная, прошедшая со своей дивизией от Курска до Балкан. Сегодня она — директор школы, куда 23 года назад была назначена учительницей географии.

Школа росла вместе со своей республикой. В сорок шестом она стала семилеткой, на следующий год ее окончили первые тринадцать человек. А с пятьдесят первого – это уже средняя школа. Вместо шести классных комнат, как было вначале, у нее теперь 33 класса, 22 кабинета.

Школа носит имя Николая Островского – человека, который, по словам Юрия Гагарина, «всегда будет ярким маяком для нашей молодежи». Здесь учат детей любить свой народ, свою Родину. Здесь работают такие прекрасные педагоги, как Валентина Пантелеевна Милая – завуч школы, отличник народного образования республики, и Мария Петровна Крамкова – учительница литературы с 30-летним стажем.

В этот день хотелось бы назвать и многих других учителей – Семена Александровича Зониса, Аллу Григорьевну Биреву, Елизавету Васильевну Кирилюк, Нину Ивановну Иванову, Галину Александровну Касилову, отдавших многие годы жизни нелегкому педагогическому труду.

В школе сложились свои традиции. Каждый год здесь отмечают день рождения Николая Островского, проводят День науки,  День красного цвета, День Аленушкиных сказок, День встречи с выпускниками.

Сегодня – один из таких дней. От парадного входа до актового зала на четвертом этаже выстроятся живым коридором празднично одетые ребята. Они встретят гостей.  Я не знаю, смогут ли прибыть на праздник кандидат медицинских наук Евгений Янов, кандидат технических наук Валентин Кутковецкий, заведующий кафедрой в Московском институте стали Вячеслав Троицкий,  кандидат физ-мат наук Камилия Камеристова (Макарова), бывший комсорг и выпускник этой школы кандидат физико-математических наук Михаил Назаров. Их с нетерпением ждут всегда. Здесь гордятся и выпускниками-учеными, и артистами, и художниками, и хирургами, и педагогами, и геологами, и просто рабочими – мастерами своей профессии. Для школьного коллектива важна не должность. Важно, чтобы каждому ее ученику «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы», чтобы каждый бывший питомец тридцать четвертой был Человеком.

А. Котовский

 

 Из наших воспоминаний о школе

«Школа наша, созданная должно быть в 1945 году, была, как тогда говорили «смешенная». В большинстве кишиневских школ, как некогда в гимназиях, было принято раздельное обучение мальчиков и девочек. А в нашей — мы все обучались вместе.

Парадный вход в светлый вестибюль был с ул. Киевской. Классные комнаты 1-го этажа располагались вдоль коридора, окна их выходили на ул. Н.Островского. В классах было темновато из-за больших деревьев. Коридор в другую сторону был короткий, из него был вход в Учительскую.

На 2-й этаж вела широкая чугунная лестница (вы ее можете увидеть на фото внизу). Ступени ее с тисненым узором и просветами между ними, делали лестницу легкой и от топота многих ног- звонкой.  Кстати, на перилах лестницы сейчас можно увидеть специальные набойки. В наше время их не было, и мальчики очень любили скатываться по перилам!

На 2-м этаже тоже были классные комнаты, а еще пионерская комната, мед.кабинет. Два класса, над вестибюлем и угловой, были разделены раздвижной перегородкой и по праздникам превращались в актовый зал со сценой и широким балконом. Балкон нависал над парадным входом и опирался на солидные квадратные колонны. На нашей памяти двери на балкон открыли один раз, в наш выпускной вечер. Вот мы  и сидели там, как на краю гнезда, отталкивайся и лети во взрослую жизнь.

В школе нашей был сильный учительский коллектив и знания давались соответствующие.    Был математический кружок в наше время, а с 1964-65 года был открыт математический класс, в который стремились  попасть одаренные ребята из всего города. Был танцевальный кружок, который порой работал даже летом для тех, кто оставался в городе. Занятия были серьезные, почти балетные.  Так что некоторые выпускники смогли сделать танцы своей будущей профессией. Школьный коллектив художественной самодеятельности занимал первые места на городских смотрах.

Школа носила имя героя Гражданской Войны писателя Н.Островского и в школе был посвященный ему музей. В коридоре висели репродукции с картин русских художников 18-19в.в.(*)

Было и обучение в производственных мастерских. В средних классах мы учились резать по дереву стамеской и орудовать напильником. Полагалось изготовить металлический молоток, что многим удалось. Мастерские располагались в подвальном этаже школы. Поскольку наш выпуск попал под программу политехнизации школы, обучение в школе продлили до 11-и лет за счет увеличения количества уроков труда до 9-и в неделю. Мальчики на авторемонтном  заводе обучались токарному делу и получали квалификацию «Токарь 3 разряда». Девочкам повезло больше, для них была оборудована швейная мастерская,  где учили шить все вплоть до пальто. За пальто взялись не все, но квалификацию «Швеи легкого женского платья» получили заслуженно. Выпускные платья себе сшили самостоятельно и не только эти платья.  Было организовано швейное ателье, куда приходили взрослые заказчицы. Выручка накапливалась. На эти деньги после 10-го класса мы ездили в Одессу.

Вообще в школе была традиция летних поездок в интересные города. Мы были в Севастополе, Ялте, Москве, Ленинграде,  Киеве. Будучи детьми, мы смогли увидеть то, чего не было в нашем городе. Большие памятники и музеи, метро и мавзолей, Кремль и белые ночи, Арбат и Набережную Невы. Это расширило наше сознание и придало нам смелость поехать в эти города учиться. Многие из нас так и не вернулись в родной Кишинев. Но мы храним любовь к родной школе и благодарность нашим учителям за их добросовестный труд и отеческую заботу о нас всегда.»

 Ольга Шехованова

(* ) «Многие из наших  одноклассников были экскурсоводами по этой импровизированной галерее. Кажется, это была идея Елены Парфентьевны, нашей классной руководительницы. Она предложила нам выбрать любимого художника, подготовить о нем небольшой рассказ и попробовать себя в роли экскурсовода. Для нас, шестиклассников, это было что-то новое, необычное и интересное. Я помню, выбрал тогда И.К.Айвазовского, и с большим удовольствием прочитал о нем все, что было доступно. Может, именно тогда я полюбил море, и эта любовь сохранилась на всю жизнь. Уже значительно позже, будучи в Феодосии в картинной галерее Айвазовского или в Питере в Русском музее,  глядя на «Волну» или «Девятый вал», я всегда вспоминал школу и свой первый в жизни доклад об Айвазовском.  За нашу инициативу, активное участие в школьной художественной галерее  и хорошую учебу наш класс наградили поездкой в Крым (смотри на этом сайте 6»б» едет в Крым)»

Михаил Назаров

По дороге в школу

Я не страдаю бессонницей. Но иногда, когда ложусь спать, в голову лезут мысли о работе, и я гоню их от себя. А чем можно прогнать мысли о работе? Мыслями о чем-нибудь другом. А о чем? Работа занимает слишком большой кусок жизни, и прогнать из головы работу можно только другим куском жизни, не менее важным. И я додумался. Я стал мысленно ходить по своей квартире – не той, где живу сейчас, не той, где жил 30 лет назад, а той – где был я сыном своих родителей, где провел первые 18 лет своей жизни, откуда уехал учиться в Иваново, и которой нет уже больше 40 лет. Нету той квартиры. Снесли вместе с нашим старым одноэтажным домом, вместе со всем двором, в котором было еще 3 одноэтажных домика и еще один – двухэтажный. Снесли – и построили на месте нашего двора Дом политпросвещения. Ужасный памятник на могиле моего детства. Но не об этом речь.

Я гуляю по нашей квартире, в памяти всплывают подробности, о которых давно забыл, запахи из шкафа, стук в окно – это кошка просится домой, жар из печки, которую топили углем, а растапливали дровами. Другой раз я гулял по двору, заглядывал к соседям, наблюдал, как пекут синенькие на листе во дворе.

Но все это присказка, сказка – впереди. Когда появился наш сайт, когда я увидел на нем друзей своего детства, моих одноклассников, на старых фотографиях и на новых, с детьми и внуками, мне пришла в голову «ночная» мысль – а не пойти ли мне в школу? Мысленно, конечно. Я бродил по своей квартире перед сном, я бродил по своему двору. А почему бы не выйти со двора, и не пойти в школу?! Не перед сном, а перед компьютером. Не ночью, а утром, довольно рано. Наверное, я что-то замечу по дороге, что хорошо забылось. Наверное, это будет интересно. И не только мне — если про эту дорогу написать.

Сегодня – суббота, выходной. В доме тихо. В школу – пора. Пошли вместе?!

Я выхожу из нашего двора на маленькую площадь, что на пересечении улиц Александри (переименована на моей памяти из Колодезного переулка) и Мичурина (моя тетя Лиза называет ее по-старому – Мещанской). Сразу на выходе из нашего двора стоял деревянный ларек со всякой всячиной. Меня маленького ставили в очередь за сахаром, когда в ларьке «давали» сахар. Потом ларек снесли, и копаясь на месте, где был ларек, мы с пацанами наковыряли много мелочи, которая когда-то провалилась в щели пола. Напротив нашего двора – большой двор, в котором живет мой друг ( как выяснилось  — на всю жизнь) и одноклассник Серега Щербак. (Его дом и двор снесли позже нашего – на этом месте построили ЦК). У него мы много раз собирались классной компанией по разным поводам. У него я бываю почти каждый день, а он – у меня.  Если он сейчас тоже выйдет из дома в школу, мы пойдем вместе и будем, конечно, болтать обо всем на свете, но Серега – скорее всего о самолетах. Но сегодня его еще (или уже) нет. Пойду один. Ежедневная проблема – какой дорогой идти?! Можно по Александри до Могилевской, там повернуть наверх, пройти квартал до Киевской, а потом по Киевской – до школы. А можно – вверх по Мичурина до Киевской, а там прямиком 4 квартала – и школа. Сегодня выбираю вариант  первый. Ведь на углу Александрии и Сергея Лазо живет другой мой друг (и тоже – на всю жизнь) Миша Назаров. Может  с ним вместе продолжим наш путь?! Что же я вижу на нашей улице между Мичурина и Сергея Лазо?! Иду по нашей – левой стороне улицы.

Лирическое отступление. Другая сторона начинается с хлебного магазина на ступеньках. Когда я еще не ходил в школу, и к хлебному магазину стояли очереди, я шел за хлебом с моим дядей Левой (его жена – сестра моей мамы и наши семьи жили вместе), инвалидом войны, и нас пропускали без очереди. Потом очереди исчезли, а за хлебом я ходил постоянно. И покупали мы всегда серый хлеб, стоил он до 1.01.1961Г.  1руб.75 коп., а после – 17 копеек, и вкуснее свежего серого кишиневского хлеба я не ел ничего. Уже много лет я пытаюсь найти его, когда приезжаю в Кишинев – бесполезно. Этот хлеб исчез, как исчезло наше детство.

А рядом с хлебным магазином красивое одноэтажное здание с колоннами. Там раньше была 34-ая мужская  школа. И в ней учился мой старший двоюродный брат Вова.

 В самом начале улицы – деревянный овощной магазин. Там я покупал по заданию мамы помидоры сетками по 6 и по 8 копеек за кило. Часто, если помидоры собирали после дождя, они были в грязи черноземной, некрасивые. Но где вы сегодня купите такие вкусные помидоры (не говорю здесь о своих — в Молдавии или Украине)? В России уже много лет даже в сезон почти невозможно купить настоящие вкусные сочные помидоры, из которых можно сделать настоящий салат, в котором после съедения помидор остается еще полтарелки вкуснейшей жидкости. А еще в этом ларьке я купил первый раз персики болгарские, каждый в отдельной обертке. Уже потом в Молдавии стали выращивать и продавать персики в большом количестве. А первые – были из Болгарии. Так я помню.

Прошли овощной, пошли по Александрии.

Вот высокий забор, а за забором большое дерево абрикосовое. Летом мы лазим на этот забор и рвем зеленые абрикосы – кислое лакомство нашего детства. Пока еще будут спелые?! Каких-нибудь 20 лет назад, когда я приезжал в Кишинев, дерево еще было на месте. Только забор стал ниже (или я выше?!).

Дошел до улицы Сергея Лазо. Если я иду в школу в младших классах, то могу свернуть в сторону Ленина и зайти за другом детства Аликом Соболевым. Он живет по Лазо между Александри и Ленина.

А если это старшие классы, то Алик уже с нами не учится, и я надеюсь, что компанию мне составит Миша.

Перехожу улицу Сергея Лазо и смотрю налево – не показался ли Миша из своего двора? Из окон его квартиры виден перекресток, который я перехожу. Не видно Миши. Зайду за ним, может он еще дома. Вход в мишину квартиру в глубине двора. А рядом с их квартирой растет предмет моей зависти – огромный орех. Осенью Мише не надо бегать в ботанический сад или на Буюканы сбивать орехи с дерева палкой или камнями.  Миша их даже не рвет. Он просто залезает на крышу и собирает спелые, выпавшие из лопнувшей кожуры. Правда, мне больше нравятся, недоспелые, которые надо разрезать ножом, а потом вырезать нутро, и только потом есть, очищая легко снимающуюся кожицу с ядра. Но все-таки я завидую Мише – иметь свое собственное ореховое дерево!!!

Миша уже ушел. Продолжу свой путь один.

Кстати, мишин дом и двор стоят на месте. Дом, правда, сильно обновлен, в нем какая-то фирма находится.

Kish003

 Но я все равно захожу в этот двор, когда приезжаю в Кишинев и непременно снова и снова иду (реально, не мысленно) от памятника моему дому до школы. И прошлым летом я туда заходил, а на нашу улицу Александри по-прежнему выходит задняя стена мишиного двора, к которой пристроены изнутри сараи. Стена здорово покосилась. Это одно из немногих на нашей улице мест,  сохранившихся в «первозданном» виде.

Kish002

 Прохожу эту саму покосившуюся стену, а дальше – большой пустой двор – это спортивная площадка РУ-2, «ремеслухи», двухэтажное здание которой находится на правой стороне улицы – напротив. Дальше – двор, в котором живет друг моего брата Юры – Боря Петров. А напротив этого двора – знаменитый двор, где живет Вова Кобиль и еще много пацанов из 34-ой школы. Этот двор капитально перестроили совсем недавно.

За двором Бори Петрова – мой детский сад №4. Воспитательницу звали Екатерина Васильевна. Она была хорошая. Но почему-то как-то раз заставила меня съесть лавровый лист из супа. Я это точно помню. Но не исключаю, что это – ложная память. Ведь это же – изуверство?!   Красивое старое одноэтажное здание из котельца. Там давно уже не детский сад. Дом отреставрирован, очень красивый. А в саду в одну группу со мной ходил Юра Власов. Он тоже учился с нами в младших классах. И жил во дворе на Сергея Лазо напротив мишиного двора. Или мне кажется, что он учился в нашем классе?!

За «детским садом» еще один двор. Там живут Света  и Мая – мои ровесницы, сестры-близнецы, но не двойняшки, дети друзей моих родителей. Мы ходили друг к другу в детстве на дни рождения. Учились они во 2-ой школе.

Вот и кончилась улица Александри. Уперлась в Могилевскую. Недаром раньше это был всего лишь переулок. Колодезный. Он шел от улицы Горького, с которой был вход в парк Пушкина, до Могилевской – 4 квартала небольших. У нашего переулка был двойник – Фонтанный переулок, который шел между  Ленина  и Киевской от Комсомольской до Армянской или Бендерской, точно не помню.

Улица Александри  упиралась на Могилевской в большую стену, а за стеной был таксопарк. Наверное, таксопарк там появился не сразу, кажется, за стеной были просто развалины, когда я только начинал ходить в школу.

Поворачиваю вверх по Могилевской в сторону Киевской. На углу Могилевской и Киевской особняк из котельца, а в полуподвале этого особняка – типография. Меня завораживало зрелище методичного непрерывного выхода из машины отпечатанных больших листов, которые сами аккуратно укладывались в стопку. Я мог там долго стоять и смотреть заворожено. И даже в школу опоздать из-за этого. Меня до сих пор завораживает наблюдение за горящим огнем, текущей водой, текущим песком и даже зерном (было и такое). На огонь могу смотреть часами. Древние инстинкты или безобидные нарушения психики?!

На углу Могилевской и Киевской можно встретить много наших. Киевская – улица покраше нашего переулка. На ней много особняков, оставшихся от румын или еще с царских времен, есть и двухэтажные дома, а может и выше.

Если в школу идти не по Александри, а свернуть из дома на Мичурина, пройти вверх один квартал, а дальше – по Киевской, то там тоже ведь много интересного. Пока мы учились в младших классах, на Киевской между Мичурина и Лазо построили 4-этажную то ли гостиницу, то ли общежитие. А комендантом (или администратором?) там была какое-то время мама Алика Новикова, еще одного моего друга на всю жизнь. И она нас пускала туда мыться в душе. Очень большое преимущество, скажу я Вам, по сравнению с общей баней. В каком году это было – не помню, я тер Алику спину мочалкой, и когда пену смыли, оказалось, что у него на спине остались ярко-красные полосы, почти царапины. Алик мне объяснил, что это у него такая кожа тонкая. 23 февраля 2011 г. через 50 лет я вспомнил об этой особенности кожи Алика когда мы снова с ним пошли, но на этот раз в Баню в Питере, на еженедельное «заседание» банного клуба Олега Новикова, в котором он уже лет 40, как президент, и где в настоящей русской парилке парят по-настоящему как постоянных членов клуба, так и почетных, к коим я принадлежу уже много-много лет, и куда хожу каждую среду, которую провожу в Питере, когда 5 раз в год, а когда и раз в 5 лет. Я тер спину Алику, а когда пену смыли – на спине его были точно такие полосы, как и в душе на Киевской в далеком нашем детстве-отрочестве-юности.

Ну вот, прошли гостиницу. На углу Киевской и Сергея Лазо выше перекрестка – общежитие какое-то, не помню кого-чего. Там сапожная была мастерская, очень нужное заведение в те небогатые годы. И сапожники там сидели – острословы, а во рту у них гвозди. И они прибивают набойки и говорят что-то такое сквозь гвозди, отчего краснеешь. От чего – не помню, а что краснел – помню. Еще были записные остряки – парикмахеры. А в парикмахерскую я ходил на Ленина между Горького и Мичуринской была парикмахерская. А напротив парикмахерской – какой-то кинотеатрик, а во дворе того кинотеатрика вдруг возник в моей памяти учитель физкультуры из нашей школы, тот, то еще до Виктора Федоровича был. Красавец могучий, пловец профессиональный. А во рту у него пластмассовый муляж сигареты. Бросал наверное так.

Вернулся на Киевскую. Иду от Сергея Лазо к Могилевской. Вот и Большой дом с аркой, а за аркой двор, где живет Леля Шехованова. У этого двора мы фотографировались, когда приезжали на двадцатилетие выпуска и этот снимок есть на нашем сайте.

Дальше по Киевской жили Люда Чебановская и Света Лукьян из «А»-класса. Где-то между Сергея Лазо и Госпитальной

(Гена, здесь ты неправ. Света Лукьян жила в том же дворе, где и Алик Новиков. Как входишь в главные ворота художественного музея, к Алику прямо, а к Свете направо. Рядом со Светой жил кстати, и Боря Авербах из нашего выпуска.   Я это точно помню, так как в 10-11 классах Света шла в школу по С.Лазо и постукивала иногда в мое окошко. М.Н.) 

Вот и дошли до Госпитальной. На самом углу Жил Миша Жванецкий. Я бывал у него дома пару   раз. Мы не были друзьями, но он был «отстающий», и я, наверное, его «подтягивал». Я и Толика (?) Петрова  «подтягивал», самого нашего колоритного двоечника в младших классах. И у него бывал дома.    И у Бумы Бермана.

Когда я впервые услышал про ставшего известным Михаила Жванецкого, я усиленно вычислял, не тот ли это Миша, и пришел к выводу, что – не тот. Жалко чуть-чуть. А как бы здорово было бы, чтобы наш троечник прославился на весь СССР.

Если от Госпитальной не идти дальше в школу, а спуститься по Госпитальной вниз, то можно зайти за Димой Сало, с которым мы очень сдружились после 9-го класса, когда слили «А» и «Б», и стало «А». До сих пор душа болит, что не поступил Дима вместе со мной в Ивановский химико-технологический, не прошел по баллам, пошел в армию, не пошли мы дальше по жизни рядом. Дима вернулся из армии, мы еще несколько раз встречались. Потом они поженились с Жанной Тележенко, которая жила там же на Госпитальной двором выше. Потом  Жанна мне рассказывала о своей жизни на 20-летии, об их с Димой близнецах. А Дима в это время уже исчез из круга общих знакомых. И так я о нем больше ничего не слышал и не знаю.

А с Жанной мы часто танцевали на переменах в старших классах. Помните – было такое поветрие в школе, включали музыку на большой перемене и разрешали танцы в вестибюле около парадного входа.

Но надо ведь дойти до школы все-таки.

Сразу за Госпитальной на Киевской на стороне, противоположной школе, был двор, в котором жила Рита Авербух. Ее родители были учителями, но не в нашей школе. В старших классах у Риты (и у других наших девочек, конечно) прорезалось мощное чувство собственного достоинства. Перед глазами у меня стоит сцена, как Рита гордо встает из-за парты и, чеканя шаг, выходит из класса, хлопнув дверью, в ответ на неосторожно употребленную кем-то из учительниц  характеристику «бессовестная».

Мне кажется, что парни не были таким чувствительными в те годы.

Иду вдоль школьного забора. На спортивной площадке (где сейчас здание лицея) кто-то что-то отчаянно орет. Там уже кто-то бросает по кольцу или двое на двое сражаются.

Кажется — дошел. Забор кончился, вот она калитка. Напротив знаменитый в нашем классе дом, где жила Галя Чарова. Знаменит он был тем, что там начиналась наша внешкольная общая жизнь. Там мы  первый раз встречали праздник всем классом за столом, и еще много раз потом встречали праздники в этом гостеприимном доме.

Сегодня я , кажется, не опоздал на уроки, хотя шел, как всегда не спеша, глазея на все, что попало, останавливаясь везде, где что-нибудь интересно.

Kish001

А это я с братом Юрой  прошли этот же маршрут 50 лет спустя!

У КАЖДОГО – СВОЯ ПАМЯТЬ. У ОДНОГО СОХРАНИЛОСЬ ТО, У ДРУГОГО – ЭТО. Я ЗАПОМНИЛ ТАК, А ДРУГОЙ – ИНАЧЕ. Я ВПОЛНЕ МОГУ ВСПОМНИТЬ, ЧЕГО НЕ БЫЛО, И ЗАБЫТЬ ТО, ЧТО БЫЛО. ПОПРАВЬТЕ МЕНЯ. ДОБАВЬТЕ СВОЕ. ПОЙДЕМТЕ В ШКОЛУ ВМЕСТЕ!!!!!

Гена Вайншток. Россия. Тверь. 26 марта 2011 г.

Репортаж из школы №34 первого сентября 2011

В этом году после долгого перерыва мне повезло оказаться снова в Кишиневе. И, конечно, я воспользовался такой возможностью посетить 1 сентября нашу родную 34-ую школу. Впечатления неоднозначные, но я постараюсь быть объективным и описать достоверно, как положительные, так и отрицательные эмоции.

Если театр начинается с вешалки, то школа начинается со школьного двора. Очень грустное впечатление произвел школьный двор. Старого школьного двора, который мы помним с баскетбольной и волейбольной площадками, тополиной аллеей, маленьким уютным ботаническим садом и оранжереей в конце двора, уже давно нет. На его месте стройка, напоминающая скорее помойку.

                               Старый двор школы                                                                                               Новый двор школы

Двор новой школы – лицея Антиоха Кантемира представляет собой еще более печальное зрелище – груды неубранного мусора, разрушенное здание спортивной школы и, кажется, это надолго.

Вход в школу со двора, которым мы всегда пользовались, глухо и надолго (а может быть и навсегда) заперт. На месте туалета и столовой сейчас находится типография.

На левом снимке типография на месте туалета. На правом снимке  вход в школу со двора

Не будем больше о грустном, давайте войдем вместе внутрь школы и пройдем по знакомым коридорам, заглянем в классы и вдохнем вновь давно забытый аромат школьных лет.

На входе в школу меня приветливо встретила Валентина Григорьевна Олейниченко, проработавшая в школе №34 с 1960 года более 40 лет преподавателем начальных классов.  Она прекрасно помнит всех наших учителей и долго может рассказывать об истории школы, о ее замечательных традициях, о времени и о себе. Беседа продолжалась больше часа, вспомнили Бориса Давыдовича Раковера – основателя математических классов, Семена Александровича Зониса, нашего классного руководителя (кстати, он ей подарил в свое время кожаный очечник, который она мне показала и пользуется им до сих пор),  Нину Ивановну Иванову, с которой она проработала долгие годы и очень дружила. Она поддерживает связь с Елизаветой Васильевной Кирилюк, Ириной Дорофеевной Храмовой, Виктором Федоровичем Сенкевичем, который продолжает работать преподавателем физкультуры в 4-ой школе.

Валентина Григорьевна Олейниченко

Валентина Григорьевна согласилась дать краткое интервью для нашего школьного сайта:

«34 школа начала функционировать с 1945 года с 1 класса по 7 класс.

Первым директором была Мария Сергеевна Булярская.

В 1951 г. школу переместили на угол улиц Н.Островского и Киевской. После пристройки нового здания основной фасад школы, которую переименовали из школы им. Н. Островского в лицей Антиоха Кантемира, стал выходить на улицу Госпитальную, ныне Тома Чорбэ, и адрес школы изменился – теперь он значится, как Т.Чорбэ 5.

Количество учащихся с каждым годом росло. Когда я (Брагина –Олейниченко Валентина Григорьевна) в 1960-61 учебном году пришла работать, занятия в школе проводились в три смены. 3-я смена – вечерники.

В то время директором школы  была Подгайная Тамара Алексеевна, она сменила Малеева Ивана Степановича, завучем был Кульчицкий Всеволод Иванович.

В 1973 году много  пришлось потрудиться директору Подгайной Т.А. чтобы сделать пристройку к старому зданию школы. Пристройка получилась в 4 этажа и почти на квартал.

Благодаря таким преподавателям математики и физики, как Раковер Б.Д., Зонис С.А., Файнштейн Е.Б., наша школа была в республике с математическим уклоном. На базе нашей школы был проведен слет математиков математических школ Советского Союза. Под руководством завуча школы Жуковой Нели Ивановны наши учителя-математики принимали участие в слете математиков в г. Горьком, а на следующий год принимали математиков Союза у себя. Для делегации слета математиков мы организовали экскурсию в винные подвалы Малые Мелешты. Участники слета математиков россияне были в восхищении от увиденного и дегустации вин. Слет прошел на ура!  Прекрасно были даны уроки. Открытые уроки давали как учителя начальных классов, так и старших.

Наша математическая школа им. Н.Островского в 1981-82 уч. году была представлена на ВДНХ по разным направлениям обучения учащихся. Например, проблемное обучение, внедрение липецкого опыта «обучая, проговариваем» и др.

Школа гремела в республике 100% поступлением в высшие учебные заведения Союза ССР».

Напоследок Валентина Григорьевна показала мне ряд уникальных фотографий наших учителей, которые я переснял и поместил в раздел «Наши учителя».

Дальше мой путь лежал от центрального входа через старое здание школы в новое. Знаменитая лестница, которая вела из парадного вестибюля на второй этаж, напрочь замурована. Единственный проход остался через боковую лестницу около старого входа со двора, который сейчас закрыт. По пути заглянул в несколько классов, сейчас они называются кабинетами. Даже кабинет шахмат есть! А вот так выглядит кабинет биологии. Его руководитель Тамара Князева, активно пользуется Интернетом, регулярно посещает «Одноклассники» и сайт нашей 34 школы, где с ней можно связаться, и обещает всяческую поддержку.

 Кабинет биологии

Стены и окна во многих кабинетах старого здания школы те же, что и были при нас 50 лет тому назад, только парты новые. Из того, что приятно удивило – это просторный читальный зал и большая библиотека на первом этаже. Раньше этого не было.

Читальный зал и библиотека 34-ой школы

Проходя по третьему этажу, зашел в кабинет истории, где с разрешения Елизаветы Васильевны переснял сохранившиеся стенды об участниках Великой Отечественной войны. Музея, который был при нас и архива школы им. Н. Островского, не сохранилось. Как объяснил директор школы, Юрий Ярославович Рекса, сейчас для лицея Антиоха Кантемира — это не актуально. Чем ближе я подходил к директорской, тем больше на стенах красиво оформленных стендов и школьных достижений!

Школьные достижения

Беседа с директором о предстоящем 50-летнем юбилее нашего выпуска в целом вызвала его поддержку и оставила надежду, что школа будет рада этому событию. Юрий Ярославович даже пообещал пригласить местное телевидение! На этой оптимистической ноте закончу свой краткий репортаж из школы в День знаний – 1 сентября 2011 года.

Михаил Назаров

 

фото нашей школы

 Коридор, разделяющий две лестницы. Слева был вход со двора, а правая лестница выходила к центральному входу, который на фото внизу.   В вестибюле на колоннах раньше висели Доски почета. Справа  и слева двери в наш класс, где мы когда-то учились.

К записи "Школа" есть 1 комментарий
  1. С удовольствием читаем, вспоминая о былом… Общая память сближает, души наполнив теплом. Спасибо Мише Назарову!!!

Поиск
Свежие комментарии
Рейтинг@Mail.ru
Вверх
© 2019    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на наш сайт   //    Войти