ПОЛКВАДРИГИ

 Изображение четверки, которая везла нас в коммунизм, сопровождало почти всё детство.

clip_image002

Здесь – в память о западноевропейской половине квадриги.

40 лет тому назад в очередной приезд в Кишинев услышал от друга, архитектора, о новом реализованном творении скульптора Лазаря Исааковича Дубиновского, народного художника МССР. Отзыв был ироничный и авторитетный для меня, не шибко продвинутого в вопросах изобразительного искусства. Вскоре из окна троллейбуса увидел этот памятник перед зданием ЦК компартии Молдавии.

clip_image004

Сентябрь 1977 года

(Памятник установлен в августе 1976 г. Авторы: скульптор Л.И. Дубиновский и др.)

После всех скульптур большевистских святых в кепках, с кепками в руке, в шинелях, в кителях и т.п. памятник Марксу и Энгельсу показался мне оригинальным (здесь у меня ошибочка вышла) и уютным. Два почтенных джентльмена расположились в беседе на скамейке. Формат — соцреализм, исполнение высокопрофессиональное. Кишиневская парочка основоположников создавалась методом выколотки. Этим же методом была создан разнополый дуэт, который мы все не раз наблюдали в начале просмотра кино от «Мосфильма» — «Рабочий и колхозница». Не знаю, чем колотили под руководством Веры Мухиной в Москве по смычке города и деревни, а в Кишиневе под руководством Лазаря Дубиновского по медным листам били резиновыми молотками. Так рассказывали.

Сущностное влияние на создание скульптуры оказал «Жан Жаныч», 1-й секретарь ЦК КПМ Иван Иванович Бодюл. Некоторое практическое участие в скульптурной части работы, возможно, принял народный художник МССР Леонид Павлович Григорашенко. Опять же, по рассказу. «Жан Жаныч», как в 70-х в Кишиневе в нароле величали партлидера, детально и мелочно опекал строительство нового здания ЦК.

Надо заметить, что это было первое здание, построенное в Кишиневе специально для ЦК. Сначала, в послевоенный период, он располагался в здании бывшей женской гимназии на Киевской. Там откомандовали уроженцы сельских местностей: Н.Л.Салогор, Н.Г.Коваль, Л.И.Брежнев, Д.С. Гладкий, З.Т. Сердюк, И.И. Бодюл. Потом ЦК разместился в Доме Правительства на площади Победы, кажется , с отдельным входом с ул. Гоголя. А когда в дополнение к дружбе Бодюла с Брежневым появились ещё в той стране ещё те нефтедоллары, то началось строительство большого спецздания с небольшим памятником перед ним.

clip_image006

Дубиновский Лазарь Исаакович (1910 – 1982). Фото из Сети.

clip_image008

Бодюл Иван Иванович ( 1918 – 2013). Фото из Сети.

Как Дубиновский пришел к окончательной композиции памятника мне неизвестно и неинтересно. Но «на ум пошло», что два сидельца на лавочке — это, скажу аккуратно, remake.

clip_image010

Петрозаводск. Памятник открыт в 1960 году [фото из Сети].

(Авторы — киевский скульптор Е.И. Белостокский и др.)

Очевидно, что в Кишиневе видные деятели коммунистического движения оказались ближе к народу. Также они поменялись местами, будто посмеиваясь над кАчками в ВКП(б): «правый уклон», «левый уклон». Дубиновский, несомненно, понадеялся на лучшую сообразительность южан, обойдясь без таблички, указывающей, что это не то, что вы подумали. А ешё при взгляде на памятник возникала, уверен, не только у меня, тема «Третьим будешь?».

Свое отношение к обоим историческим персонажам оценивал как хорошее. Маркс — выдающийся ученый (несомненный нобелиат по сегодняшним меркам). С его «Капиталом» я хоть и по диагонали, но ознакомился при изучении «Политэкономии капитализма». С Энгельсом, который был мне известен только в пределах вузовских курсов «История КПСС» и «Марксистско-ленинская философия», меня сближала его критика профессора Дюринга.

Дело в том, что книга профессора «Ценность жизни» по наследствам когда-то перекочевала в мою библиотеку. Её, кстати, с ятями и пр. я не осилил. Поскольку по историческим отзвукам, Дюринг был с душком, то я это оценил и выстроил логическую цепочку: самая старая книга в моей библиотеке есть «Ценность жизни» — автор книги Дюринг — Энгельс раскритиковал Дюринга. Следовательно, господин Энгельс мне почти дальний родственник. И потом без Энгельса не было бы «Капитала», особенно 2-го и 3-го томов. Эти соображения подвели к мысли, что оба скульптурных бородача мне не совсем чужие, и я в рамках эпизода вполне могу стать третьим.

К тому же, как несогласие с Дюрингом роднило меня с Энгельсом, так и неприязнь к одурманиванию роднила меня с Марксом. Маркс в своё время уверенно заключил: «Религия — опиум народа», а я в районе 30-ти пришел к выводу, что путь к коммунизму — та же алкоголизация с неизбежным усугублением ответственности (имел ввиду тогда только репрессии).

Сюжет троицы мне представлялся таким: я стою за скамейкой между классиками и опускаю на эту скамейку бутылку вина, а кто-то из прохожих щелкнет нас. Вскоре направился на съемку через винный магазин на углу Ленина и Котовского. Замечательное было заведение под названием «Вина Молдавии». И находилось рядом с домом. Магазин был на двух уровнях: по лестнице можно было спуститься в подвальный торговый зал, где наливали. Наверху продажа шла побутылочно и подарочными коробками. Сколько там было куплено любимых молдавских сухих и десертных вин, вермутов (“Букет Молдавии»), хересов и коньяков (“КВ», «КВВК»)! Это отдельная тема, в которой наличествуют непубличные изюминки и отсутствуют изображения.

clip_image012

Советский магазинВина Молдавии”

(http://oldchisinau.com/kishinyov-starye-fotografii/sovetskiy-kishinyov/sovetskiy-kishinyov-posle-1960-kh-gg/?nggpage=3)

Возвращаясь к основоположникам и родителям бродившего по Европе и её окрестностям призрака коммунизма, с удовлетворением отмечаю, что многолетнее общение с порождёнными ими последствиями никогда не приводило к господству призрака алкоголизма (в прямом смысле) надо мной. Карл Маркс же, как известно, злоупотреблял, что делало мой поход с бутылкой к памятнику достаточно логичным.

Не помню какое вино купил. Возможно, «Негру де Пуркарь». Хотя, это был дефицит. Прибыл к классикам, и сфотографировал их вдвоём. Затем стал подыскивать подходящего прохожего. И первый, и второй, выслушав сюжет, не согласились фотографировать. Охраны и милиции, вроде, не было, но холодок, наверно, побежал за ворот, и я решил, что долго торчать перед зданием ЦК не стоит. Замысел не реализовался, о чем жалею. Не помню, чтоб кто-либо из родных и знакомых его одобрил.

Памятник, похоже, утрачен (http://www.liveinternet.ru/users/le-ta/post285659170). Глупо. Тотальное уничтожение памятников ушедшей эпохи — не всегда эффективный способ расставания с прошлым. И памятник был уютный, и достопримечательностями Кишинев не перегружен, и изображенные джетльмены — весьма значимые в научном и историческом плане персонажи. Этот памятник мог бы стать отправной точкой в экскурсии по городу «По кишиневским следам непризрачного явления». А скульптор Л.И. Дубиновский, фронтовик и жизнелюб, не дожил до уничтожения своего творения, простоявшего всего 15 лет.

 Автор Леонид Гимпельсон

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Если вам понравилась наша статья, поделитесь, пожалуйста, ею с вашими друзьями в соц.сетях. Спасибо.
Оставить свой комментарий

*

code

Поиск
Свежие комментарии
Рейтинг@Mail.ru
Вверх
© 2019    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на наш сайт   //    Войти